Блог и новости

Комплекс замещающего ребенка

Смерть ребенка- ужасная несправедливость, способная обрушить жизнь родителей и отправить их в пучину переживаний, которые называются гореванием или работой горя. Цель работы горя- закончить процесс горевания. Но, чтобы заблокировать горевание, часто по совету врачей, друзей или родственников, принимается решение родить еще одного ребенка взамен умершего. Почему так происходит? Окружающие не могут перенести накал страданий горюющего, не знают, как уменьшить боль, сознательно или бессознательно говорят: это невыносимо, хватит. Это состояние совпадает с желанием горюющего закончить страдания и тогда решение о рождении ребенка приходит преждевременно, оно нагружено ожиданиями, что новый ребенок , например, возместит утрату умершего ребенка , наладит отношения в паре, которая после трагедии находится в состоянии развода, станет реинкарнацией умершего ребенка и тд. Этот набор идей, чаяний, образов и грез в голове матери по поводу будущего ребенка формируют комплекс замещающего ребенка. Чем раньше случается рождение замещающего ребенка, тем меньше вероятность, что горе потери предыдущего ребенка смогло быть оплакано, а замена одного ребенка другим позволяет лишь частично признать утрату, превращая горевание в бесконечный процесс.
Комплекс замещающего ребенка исследован в работах ряда психологов и психиатров, одна из самых значительных работ «Замещающий ребенок» принадлежит Марису Поро. По мнению М Поро о существовании комплекса замещающего ребенка свидетельствуют три важных фактора:
  1. Замещающий ребенок рождается в атмосфере незавершенного горевания.
  2. Его предназначение- занять место умершего, а значит он не имеет право быть собой.
  3. Замещающий ребенок испытывает необъяснимое чувство вины.
Один из самых известных замещающих детей,-Винсент Ван Гог, родился ровно через год и в тот же день, что и его старший брат . Этот брат умер при рождении, а значит был воображаемо наделен всеми добродетелями и талантами, какими награждают родители своего первенца, не успев его узнать. А великий художник, Винсент Ван Гог родился таким же чудесным мальчиком, назван тем же именем и прожил жизнь вместо своего старшего брата, пронеся через свою жизнь убеждение, что его успех- преступление против памяти об умершем, попытка занять его место в сердце родителей- оттуда неподъемное чувство вины и поиск наказания для ее смягчения. И затем последовала и трагическая смерть через самоубийство, как освобождение от вины и демонстрация права решить свою судьбу самому. Иллюстрацией к этой статье я взяла одну из первых работ Ван Гога, «Едоки картофеля. Искусствоведы называют ее самым мрачным шедевром мастера. А психоаналитики предполагают, что очертания загадочной фигуры мальчика, напоминающей пустое место- это и есть умерший брат, Винсент Ван Гог первый.
Но если замещающим ребенком рождается ребенок не того пола, что умер? Есть ли у него шанс прожить свою жизнь?
История Камиллы Клодель, женщины с трагической судьбой, в которой было и гениальным творчество, и годы безумия, говорит, что нет. Мать потеряла первенца- сына на 15 день после его рождения, и вскоре зачала еще одного ребенка, и.... родилась девочка- как описал ее отец, «прекрасная, первозданная, здоровая». Мать невзлюбила «неудавшегося» мальчика и, когда злилась, звала ее захватчицей. Но Камилла Клодель не смогла захватить главное- любовь матери, а чувство вины и невозможность быть собой заполнили ее душу до отказа. Камилла делала все, чтобы выполнить желание матери- быть мальчиком- была сильнее всех мальчишек, выбрала мужскую в то время профессию -скульптора. Удивительно красивая, она была всегда была небрежно одета и вечно перепачкана глиной. Она творила и снова и снова уничтожала свои работы. Не менее трагична была и ее любовная история- отношения с другим гением -Огюстом Роденом в любовном треугольнике, в котором была страсть, ревность к другой женщине, с которой Роден продолжал находиться в отношениях, соперничество двух гениальных творцов.
Для замещающих детей есть три пути развития - в нормальность, в творчество или сумасшествие. Иногда творчество и сумасшествие переплетены и питают друг друга. Но Камилле мать оставила только один путь- путь в безумие. «У нее сумасшедшие глаза и ее нужно лечить» говорила мать окружающим. В возрасте 48 лет Камиллу помещают в клинику для душевнобольных, где она находилась до самой смерти, еще целых 30 лет. Мать так и не смогла принять дочь, ни разу не навещала ее в больнице и ответила директору клиники на рекомендацию забрать дочь домой: «она порочна до мозга костей, я не хочу ее видеть».
Замещающий ребенок обременен чужой личностью, ему трудно к этой личности приспособится. При этом ему также трудно принять себя таким, каков он есть, потому что его постоянно сравнивают с отсутствующим идеалом и ждут, чтобы он был тем, кого потеряли. « Я» замещающего ребенка ослаблено задачами, которые он пытается разрешить:
  • поддержать «Я» в живых, придать смысл своему существованию.
  • заинтересовать собой мать, возможно отсюда яркие таланты и способности замещающих детей, граничащие с гениальностью.
  • соперничать с объектом горя, чтобы снова и снова встретится с невозможностью стать ярче, умнее, красивее умершего, отсюда нагруженность чувством вины.
Тема замещающего ребенка редко становится запросом в терапии, всплывает в работе иногда даже не в первый год. Смерть сиблинга много лет назад приносится пациентом в терапию как очевидный факт, который может уже и не беспокоить, ему не придает значения ни пациент, ни терапевт. Его вытесняют, о нем не говорят, как не говорят в семье об умершем ребенке, на месте умершего -пустота.. Но у пациента- замещающего ребенка есть смутное ощущение чего-то « не своего»- не своей жизни, не своих желаний, не своих потребностей. По опыту моей работы бывает тяжело увидеть прикрепленную другую личность, которая не дает жить свою жизнь пациенту, но хорошо проведенная терапия в психоаналитическом или близком к нему подходе позволяет разрешить страдания замещающего ребенка.