Блог и новости

Мужчина и его страхи с точки зрения психоаналитической теории

Психосексуальное развитие мужчины

Психосексуальное развитие мужчины- это процесс формирования половой роли и психосексуальной ориентации. В этом развитии мальчик проходит оральный( от рождения до 2 лет) этап, связанный с приятными ощущениями и актами сосания, жевания или кусания, анальный( 2-3 года )этап , связанный с удовольствием от опорожнения кишечника и сдерживанием кала. Каждый последующий этап развития доминирует на предыдущим. Психосексуальное развитие сопровождается выбором объекта привязанности и направлением влечения на этот объект. Мальчик с момента рождения не меняет объекта привязанности, этот объект остается женского пола- сначала он привязан к матери, затем к своей женщине.
По мнению современных психоаналитиков знание мальчика, что он принадлежит к мужскому полу появляется очень рано, к окончанию первого года жизни. Это знание опирается, в первую очередь, на абсолютное знание родителей или ухаживающих людей о том, какого он пола и какие черты свойственны его полу. Р. Столлер называет другой важный источник знания о половой принадлежности находящийся внутри индивида в форме врожденной биологической силы, и это знание о себе способно модифицировать влияние окружения или направить поведение окружения в правильное русло. Третий источник о половой принадлежности -анатомия и физиология гениталий, который позволяет родителям укрепится в абсолютном знании что у них родился мальчик. Эти источники тесно переплетены, и, как правило дополняют друг друга. В своей статье «Ощущение принадлежности к мужскому полу» Р. Столлер приводит истории двух мальчиков, у которых анатомия и физиология гениталий не позволила их однозначно отнести к мужскому полу(мальчики были рождены без пенисов).
По мнению Р. Столлера решающим фактором отнесения к мужскому полу, когда анатомия подвела, стала именно биологическая сила, реализовавшаяся в четкой уверенности двух мальчиков о принадлежности их к именно этому полу. Еще до наступления фаллического этапа ( до возраста 4 лет) родители мальчиков сообщают, что их поведение было решительно маскулинным. Очевидно, мальчик должен был преувеличивать свою маскулинность, ощущая сомнения родителей к какому полу было бы предпочтительнее его отнести. В случае этих мальчиков важно было то, что родители и врачи увидели и поддержали выраженное движение биологической силы в направлении мужественности. Другим подтверждающим мужскую принадлежность был факт, что мальчики при реальном отсутствии создали пенис в психологическом смысле с таким же символическим, агрессивным и интрузивным значением, как и нормальные мужчины. Для первого мальчика это были катетер и мочеприемник, для другого- ножи, которыми он владел в совершенстве. Можно сомневаться во влиянии биологической силы на принятие решения родителей растить их как мальчиков при отсутствии пенисов, но родители детей от года до полутора могут подтвердить, что четкое различие половых ролей устанавливается до вступление детей в фаллическую стадию психосексуального развития и решающим фактором и источником знаний о половой принадлежности являются знание родителей о том, какого пола ребенка они растят.
Зигмунд Фрейд, в отличие от современных психоаналитиков полагал, что до фаллического этапа развитие мальчика и девочки практически не отличаются. Но психосексуальное развитие на фаллическом этапе описаны З Фрейдом блестяще:
На фаллическом этапе развития мальчик уже знает, что есть мужчины и женщины, но он не связывает это различие с сексуальным аппаратом. Он уверен, что у всех есть пенис, как у него. И, столкнувшись с его отсутствием у девочки, он сначала отрицает эту очевидность, затем начинает думать что отсутствие пениса- результат кастрации, в этот момент он как будто встречается с конкретной реальностью потери пениса-кастрацией. В опыте мальчика есть опыт фантазийных потерь- материнской груди, которую он в младенчестве воспринимал частью себя, потеря ежедневных испражнений, также являющихся ценной частью себя. Страх кастрации связан с наказанием за либидинальные желания мальчика, которые в случае позитивного Эдипа, направлены на мать. Сначала он считает, что не все женщины кастрированы, а только те, у которых есть такие же как у него, неприличные желания. У мальчика долгое время остается вера в то, что у матери, как и у других значимых женщин, есть пенис. Убедившись, что у женщины нет пениса, мальчик может испытывать отвращение, глубокое презрение к женщине. Мужская гомосексуальность, фетишизм, и другие перверсии основываются на уверенности, что пенис у женщины все же где-то есть. Страх лишиться пениса заставляет мальчика отказаться от эдипальных желаний, мальчик идентифицируется с отцовской строгостью, направленной прежде всего на запрет инцеста.
По завершению формирования Эдипова комплекса в начале 6 года жизни наступает период относительного затишья и мальчик входит в латентный этап: запретные желания направляются на получения знаний о мире, учебу и дружеские контакты. Затем либидинальные желания активизируются в пубертате, который дает старт генитальному этапу психосексуального развития. Задача для развития мальчика в пубертате- не только выйти из-под власти матери, но и преодолеть страх перед женским полом в целом. Когда его мужественность пробуждается полностью, она побуждает его переступить через порог страха. В этом помогают обряды инициации (трансформации, перерождения). Назначение этих обрядов- справится с этим страхом, внести в жизнь юноши новые смыслы и придать ему новый статус- мужчины. Важный элемент инициации- ритуальные тексты и поведение, испытания, лишения и, в конце концов кто-то, облаченный властью говорит- теперь тебе можно, ты теперь один из нас.
Поиск объекта любви мужчиной часто осуществляется по критериям похожести на первичный объект привязанности- чаще всего на маму. Это не обязательно внешнее сходство, но что-то сразу не уловимое, безошибочно считываемое нашим бессознательным как нечто уже знакомое, а значит безопасное. Встречая похожее или знакомое для мужчины, у него появляется надежда справится с этим объектом, использую предыдущий опыт. С точки зрения психоаналитической теории партнеры находят друг друга в том числе и для того , чтобы наконец справится детскими травмирующими переживаниями. Так, если у мальчика была холодная, вечно занятая мама, мужчина может пробовать строить отношения с такой же холодной, заинтересованной в карьере больше, чем в семье, женщиной. Нет, он не хочет снова страдать, вступая в эти отношения ,он хочет прекратить эти страдания- наконец-то получить то отношение женщины, которое он не смог иметь в детстве- полного принятия, удовлетворения потребностей в заботе и поддержке. Это не значит, что такой выбор будет делаться всегда, но часто первые отношения мужчины- попытка изменить маму.

Мужские страхи и чувство вины

Во взрослую жизнь мужчина приносит не только свои ожидания от партнера, но и свои детские страхи- перинатальные, довербальные( страхи внутриутробные и периода до появления речи и детские( после появления речи). Перинатальные и довербальные страхи не репрезентированы и поэтому более пугающие как для мужчины, так и для женщины: оказываясь в сложных ситуациях взрослой жизни, люди падают в это состояние беспомощности младенца. Страхи связаны между собой и питают друг друга
  • Страх уничтожения
Первым всемогущим объектом мужчины была его мать- в ее руках жизнь ребенка. Страх уничтожения женщиной особенно велик, если мама размышляла делать или не делать аборт. Страх уничтожения другими значимыми взрослыми также велик, но эти взрослые в период младенчества появляются вокруг ребенка реже. Трансгенерационный опыт не таких далеких времен, когда младенцы часто умирали во время родов или в младенчестве, а то и попросту были убиты, живут в переживаниях младенцев. Даже желанный ребенок ощущает себя беспомощным, уязвимым и хрупким в своем младенчестве. Этот страх младенцев обостряется, если ребенок рождается не того пола, которого ждали.
  • Страх поддаться искушению и погрузится в первичные отношения
Чтобы стать мужчиной, мальчику довольно рано и резко приходится разорвать первичные отношения с матерью. В результате этого большая часть его фантазийного и эмоционального мира подлежит вытеснению. Именно страх погрузится в первичные отношения не позволяет мужчине проявлять свои чувства и делают его неспособным откликаться на эмоциональные желания женщин.
  • Страх несостоятельности
Этот страх присущ именно мужчине- страх, что женщина будет им недовольна- его заработками, достоинствами, способностями- питается в первую очередь переживаниями не понравиться маме. Если мама не восторгается своим младенцем, он может бояться не получить жизненно важный для него уход и кормления, что может быть фатальным. Эти переживания мужчина по сути повторяет в пубертате, а затем во взрослой жизни. Когда женщина недовольна своим мужчиной, он рядом с такой женщиной ощущает себя младенцем, переполненным этим страхом- быть отвергнутым, униженным.
  • Страх покинутости
В отношениях мужчина больше зависим от женщины, в нем живет страх, что женщина может уйти, как когда-то от мальчика во взрослую жизнь ушла мама. Согласно психоаналитической теории женщина «бросает» малыша, уходя от него к мужчине( отцу), на работу или другому ребенку. Этот страх может актуализироваться у некоторых мужчин, когда их женщина уходит «от них» на работу. И тогда взрослому мужчине нужно ее привязать, сделать ее зависимой, инфантизировать женщину, создать для нее сладкий плен: куда она уйдет, если она не умеет зарабатывать деньги, не знает, что происходит в большом и пугающем мире.
  • Страх не справиться, потерять контроль
Для мужчины женщина действительно представляется весьма пугающей и сложной, ее эмоциональность и глубина пугает. Женские мысли, как и женские гениталии, скрыты глубоко внутри, это отсутствие не репрезентировано и не символизировано. Страх не справится с женщиной может проявлятся в ее идеализации и обесценивании. Позиция идеализации: мне нечего бояться такого прекрасного, божественного создания. Позиция обесценивания: было бы просто смешно бояться такого жалкого существа. Для этого мужчина может вступать в отношениях с двумя разными женщинами- одна святая, вторая блудница. С психоаналитической точки зрения такое расщепление позволяет не идти в по- настоящему глубокие отношения, сохранив иллюзию контроля над каждой из них, так как цельный образ женщины пугает. Та, которая святая- это скорее материнский объект: «Она мать моих детей», а вторая- объект нецензурных выражений и мужского бахвальства.
  • Cтрах кастрации
Тревога, страх смерти, ранения, повреждения, проникновения в какую-либо часть тела, болезни связана со страхом кастрации. Страх кастрации- основной страх, многие детские страхи ( страх зубастой вагины, страх потерять контроль) связаны с ним. Неоднократно замечено, что мужчина тяжело переносит даже незначительное повышение температуры, с неохотой посещает лечебные учреждения, в том числе в профилактических целях. Все это относится к страху утраты части тела, наиболее возбудимой и наиболее инвестированной.
  • Cтрах зубастой вагины
По мнению известного психоаналитика К. Хорни, у мужчин есть бессознательный страх поглощающей вагины, которая может лишить его гениталий, связан, как и многие страхи мужчин со страхом кастрации. У мужчины есть много причин не только скрывать этот страх, но и отрицать его даже перед самим собой. Однако в психоаналитической терапии в сновидениях и переживаниях этот страх проявляется достаточно часто. Доктор Хартунг в дрезденской детской клинике провела серию экспериментов, иллюстрирующих страх перед вагиной. Врач играла с детьми в мяч , затем показала им, что мяч порвался. Она развела края разреза и засунула туда палец так, что он оказался там зажатым. Из 28 мальчиков только 6 смогли повторить это задание почти без страха. Из 19 девочек ни одна из них не обнаружила серьезной тревоги, делая это.
В отношении женщин мужчина испытывает не только страхи, но и чувство вины. Таинство зарождения ребенка внутри делает женщину особенной в глазах мужчины. А трансформация женщины в период беременности пугает, заставляет думать о разрушении тела женщины, и мужчина осознает свою причастность к этому разрушению. Фраза женщины « Я тебе детей родила » , перекликается с материнскими причитаниями « Я из-за тебя ночей не спала», вызывает у мужчины чувство вины .С психоаналитической точки зрения, у мужчины в отношении матери, а потом и своей женщины возникает вина за разрушенный объект.
Во взрослую жизнь мужчина приносит не только свои надежды и ожидания от Мира, но и свои детские страхи- перинатальные, довербальные( страхи внутриутробные и периода до появления речи и детские( после появления речи). оказываясь в сложных ситуациях взрослой жизни, люди падают в это состояние беспомощности младенца. Страхи связаны между собой и питают друг друга.
В состояниях стресса , болезни, острых переживаний человек может ощущать себя беспомощным и растерянным. Реакция социума на такого рода слабость зависит от принадлежности к мужскому или женскому полу, в сложных жизненных ситуациях именно от мужчины ожидается стойкость и мужество. В свою очередь мужчина переживает широкую гамму чувств, в том числе специфические мужские страхи, давайте рассмотрим истоки их формирования.